Учитель бьет ученика — что делать родителям

Работа учителем требует много терпения, но не у всех его хватает, в результате получается конфликт. Подобные ситуации чаще всего возникают со специалистами, которые ведут себя по отношению к ученикам непедагогично. Не редкими в наше время являются ситуации, когда по отношению к детям со стороны воспитателей/учителей применяется физическое насилие. Возникает вопрос, имеют ли они на это моральное право, и какая ответственность предусматривается?

Общее описание неприятных ситуаций в учебном процессе

Учитель бьет ученика - что делать родителям

Учителя, которые выгоняют детей за плохое поведение из класса, отбирают телефоны, прилюдно читая личные переписки, ставя низкий балл просто за то, что ребенок отсутствовал на занятии или не пришел вовремя, забывают о том, что они нарушают закон.

Родителям приходится часто сталкиваться с тем, что их дети жалуются на действия преподавателей. Вашей первоначальной задачей должна быть защита интересов своего ребенка, отстаивание его прав.

Но! Еще важно соблюсти грань и не поссориться с администрацией школы на ровном месте.

Нельзя не отметить, что в последнее время уровень правосознания, как школьных педагогов, так и учеников, их родителей заметно повысился и это хорошо. Однако ситуации, когда учителя применяют непедагогические методы, все же имеют место. С особой внимательностью следует относиться к применению противозаконных мер наказания, воспитания.

Важно! Как сказано в Законе «Об образовании» учитель имеет право выбирать, а также использовать методики обучения и воспитания на свое усмотрение. Самое главное, чтобы не были нарушены педагогические границы.

Нельзя отбрасывать тот факт, что дети бывают разными, у каждого ребенка свой характер, воспитание. Но одно можно сказать точно, применять насилие, имеющее физическую или психологическую форму, категорически запрещено.

Многих родителей интересует, что делать, если учитель ударил ученика? Оставлять без внимания подобные инциденты ни в коем случае нельзя.

Это может повториться, и что самое главное, негативно сказаться на психологическом состоянии ребенка, понизить его самооценку.

Наказание за избиение работником образовательного учреждения

Поднятие руки учителем на ребенка в ходе урока можно квалифицировать как побои, но это в случае если явные телесные повреждения отсутствуют. Что же касается ситуаций, когда полученные повреждения имеют различную степень тяжести, квалификация правонарушения определяется уровнем нанесения вреда.

Какое наказание может понести учитель? Если злодеяние не имеет квалифицирующих признаков, то суд может обязать его заплатить штраф в размере до 40 тысяч рублей или в размере трехмесячного заработка.

Мерой пресечения также может быть привлечение к обязательным работам или исправительным. В первом случае максимальный срок составляет 360 часов, во втором 6 месяцев.

Более суровым способом наказать учителя является его взятие под арест до трех месяцев.

Отягощающими обстоятельствами дела являются:

  • хулиганские побуждения;
  • наличие мотива расовой, национальной, идеологической, политической вражды;
  • ненависть.

Если следствие показало, что, хотя бы одно из приведенных обстоятельств имело место, то наказание может быть применено в виде привлечения к обязательным, исправительным, принудительным работам (до 360 часов, 1 года, 2 лет). Это также может быть ограничение свободы максимум на два года, арест до полугода, лишение свободы на срок около двух лет.

Внимание! По закону наказание за побои предусматривается достаточно серьезное. Если вы даже просто пригрозите учителю привлечением к ответственности, то у него отпадет желание обижать вашего ребенка.

Не так часто, но все же бывают ситуации, когда ученик избивается систематически, в этом случае речь идет об истязании. Даже если квалифицирующие признаки отсутствуют, это влечет ограничение свободы, привлечение к принудительным работам или лишение свободы сроком на три года во всех случаях.

Действия родителей, желающих прекратить насилие по отношению к своему ребенку

Для начала попытайтесь урегулировать конфликт в рамках учебного заведения, для этого потребуется привлечь директора и психолога. Если же переговоры и попытки решить все мирным путем не дали результата, тогда есть смысл обратиться с заявлением в полицию, а если нужно, то и в суд.

Бывают ситуации, когда персональные данные преподавателя родителям неизвестны. В этом случае сотрудниками правоохранительных органов проводится ряд мероприятий, направленных на установление личности виновника инцидента.

После того, как потерпевшая и обвиняемая сторона допрошены, все материалы подкрепляются обвинительным актом и направляются в суд.

Основанием для возбуждения уголовного дела является заявление родителя, срок дознания по закону не должен превышать 30 дней. Перед самой передачей дела в суд, дознавателем утверждается обвинительный акт, что делается у прокурора. Он наделен правом утвердить обвинительный акт или вернуть его на проведение дополнительного дознания.

Если вы хотите выиграть дело, не пожалейте денег и наймите хорошего адвоката. Дело в том, что не все знают, как правильно подается заявление в суд, как собирается пакет необходимых документов, доказательная база.

А опытный юрист, разбирающийся в тонкостях юриспруденции, может в этом помочь. Кроме того, он знает, как правильно себя нужно вести на заседании, как отвечать на вопросы, и сможет научить этому вас.

Наладив сотрудничество, вы сможете с легкостью достигнуть желаемого и наказать учителя, который обидел вашего ребенка и возможно других детей.

Что касается того, по каким критериям следует выбирать адвоката, то основными являются:

  • уровень образования;
  • положительный опыт;
  • квалификация;
  • умение отстаивать свою точку зрения, убеждать;
  • грамотность.

Не лишним будет обратить внимание на внешний вид юриста, он должен быть представительным. Доверьтесь профессионалу, и виновные будут наказаны.

Источник: https://lawyer-expert.ru/prestupleniya-protiv-zhizni-i-zdorovya/uchitel-udaril-uchenika/

Ударил учителя – в тюрьму? Педагоги не готовы ответить, а ученики привыкли, что последствий нет

Школа провалила идею воспитательной работы – вместо нее она предпочитает заниматься идеологическим индоктринированием, а родители предпочитают, чтобы она этого не делала: не надо моего ребенка воспитывать, я его сам воспитаю. В результате дети искренне верят, что кто сильный, тот и прав. Кто громче крикнет – тот и прав.

Педагог Ирина Лукьянова пытается понять, помогут ли защитить учителей от учеников штрафы и наказания для родителей.

Учитель бьет ученика - что делать родителям

  • На днях общероссийский профсоюз образования подготовил проект  поправок в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях, которые вводят уголовную ответственность за насилие в отношении учителя и штраф за оскорбление педагогического работника.
  • Желающие могут ознакомиться с текстом документа тут.
  • В пояснительной записке профсоюз замечает, что эта мера должна поднять престиж учительской профессии.
  • Это уже не первый случай, когда сложную проблему школьного насилия, в том числе в отношении учителей, пытаются решить такой простой мерой, как наказание виновных.
  • При этом, кстати, о такой же мере защиты давно просят медики, особенно работающие на скорой помощи и в приемном покое: для них насилие тоже давно стало повседневной опасностью.
  • Лечится ли эта проблема ужесточением ответственности?
  • Я убеждена, что нет.

Прежде всего, все наше общество сверху донизу проникнуто насилием. При этом люди в целом не доверяют правоохранительным органам и в целом институциям, связанным со властью, поэтому предпочитают месть и самосуд. В тех случаях, где обиженным оказывается ребенок, многие родители считают своим священным долгом «порвать за свою кровиночку». И рвут.

Ни детей, ни взрослых никто не учит конструктивно общаться друг с другом: уступать, договариваться, мириться, идти на компромиссы. Этот навык не востребован даже в мире бизнеса: там все больше спрос на «навыки ведения жестких переговоров».

Взрослые со времен падения Советского Союза все пытаются понять, как же вырастить детей приличными людьми, если нет коммунистической морали, и пытаются нащупать какую-то другую основу для воспитания.

Но идею гуманистического воспитания отвергли еще в девяностых, предложив взамен православное воспитание, а после того – патриотическое.

Но и православное воспитание свелось к изучению внешней формальной стороны Православия, и патриотическое – к военной подготовке и бесконечным классным часам о Великой Отечественной, как это было и в нашем детстве.

А быть людьми – просто людьми, которые умеют разговаривать с другими людьми, а не бить их чем попало, чтобы доказать свою правоту, у нас в школе детей не учат. Учат быть патриотами, учат быть православными (не христианами, заметим, а именно православными) – а людьми быть не учат.

Кажется, так это же родители должны дома учить? Отлично. Научите ребенка плавать дома и приводите, а мы ему здесь бассейн нальем. Научите его дома общаться с другими детьми, а потом мы его пустим в детский коллектив. Никто не видит противоречия?

Школа совершенно провалила идею воспитательной работы – вместо нее она предпочитает заниматься идеологическим индоктринированием, а родители предпочитают, чтобы она этого не делала: не надо моего ребенка воспитывать, я его сам воспитаю.

В результате дети искренне верят, что кто сильный, тот и прав. Кто громче крикнет – тот и прав.

Есть еще специальная мораль про то, что надо помогать слабым и переводить старушек через улицы, но это такая мораль для классных часов и сочинений на ЕГЭ, она к жизни мало относится.

Школа во всем этом хаосе тоже занимает слегка отстраненную позицию: воспитывать должны родители дома, а мы должны давать предметные знания. А если школа занимается воспитанием – то это, как правило, унылые часовые монологи классного руководителя на тему «мне за вас стыдно».

Учителя с тех пор, как поколение нынешних родителей, а то и бабушек-дедушек училось в школе, тоже не изобрели особо новых подходов к воспитанию и установлению дисциплины в классе, кроме выволочек всему классу и унизительных выговоров конкретному ученику перед классом.

Нет, разумеется, есть талантливые и душевные коллеги, которые относятся к детям с любовью и уважением – и которым дети платят тем же. Но это – свойство личности, а не школы как института.

В школе как институте уважение пока по умолчанию отсутствует – и зависит от внутреннего климата в коллективе и от конкретных сотрудников. Насколько в нынешней школе нехорошо, насколько напряженная в ней обстановка, сколько ненависти и неприязни висит в воздухе – легко проверить.

Пусть каждый читатель, у которого есть дети школьного возраста, вспомнит, когда в последний раз говорил «ненавижу эту школу».

Собственно говоря, это не только в школе так. Студенты жалуются, что в вузах преподаватели им демонстрируют пренебрежение и разговаривают с ними неуважительно, в поликлиниках и больницах грубят пациентам, и это особенно хорошо видно в государственном секторе (в частном, где легко потерять клиента и деньги, это меньше заметно).

При этом люди – и в том числе дети – привыкли требовать уважения к себе как к личности. Неуважение их оскорбляет, вызывает возмущение – и провоцирует неэтичные поступки. Когда-то давно, еще в 2011 году, готовя для «Новой газеты» цикл статей на тему «Школьная конфликтология», я пересмотрела множество роликов, где дети проявляли физическое насилие по отношению к учителю.

Главное, что было заметно на этих роликах – практически везде этому предшествовали еще два шага: проблемное поведение школьника на уроке и непрофессиональная учительская реакция на это поведение.

Учитель начинал оскорблять школьника (или весь класс), унижать их, запугивать, вторгался в личное пространство школьника, хватал его за волосы или руки, брал его вещи – и уже ответом на это становилось насилие.

Как правило, в этих конфликтах обе стороны вели себя как участники обыкновенной трамвайной склоки.

Никаких представлений о том, что на проблемное поведение школьника на уроке можно реагировать как-то иначе, у учителей, запечатленных в этих роликах, не было.

Собственно, молодые учителя, едва они приходят в школу, именно этого и боятся больше всего: а что делать, если класс тебя не слушается? Если кто-то шумит на уроке или болтает? Что делать, если дети оскорбляют друг друга? А если не друг друга, а лично тебя? Случаи, когда оскорбленные учителя бьют учеников,  тоже широко обсуждаются в обществе (вот, например, случай, где ученик обматерил учителя, а тот дал ему пощечину).

Ни учителя, ни школы, ни системы образования в целом не знают, как поступать взрослому в тех случаях, когда ученик создает своим поведением проблемы на уроке.

Этому не учат в пединститутах, об этом почти не пишут пособий (попробуйте сами поискать «дисциплина в классе» на сайтах российских книжных и сравните с предложением по запросу classroom management на Амазоне).

В школах нет простых и понятных правил для учеников, а устав школы никто никогда не читает. Ученик плохо себя ведет? – ну вы же учитель, вы должны уметь справляться. Да, но как? – А вот должны.

Никаких дисциплинарных последствий для учеников сейчас не предусмотрено: если даже какие и были – отменены как негуманные. Плохо себя вел на уроке? – тебе ничего не будет. Оскорблял учителя? – ничего не будет. Исключить ученика до 15 лет тоже нельзя.

И это очень хорошо, потому что не дает школе злоупотреблять своим правом исключать детей. Но с другой стороны, дети очень быстро учатся фразе «А вы мне все равно ничего не сделаете». Увы, но это так: дети, выросшие в атмосфере насилия, хорошо понимают язык силы: не наказания даже, а последствий.

Читайте также:  Документы подтверждающие качество товара: список и особенности оформления

Они упорно проверяют границы возможного в школе – и их выходки остаются без последствий, а границы раздвигаются до бесконечности.

С одной стороны, и хорошо, что учитель не может поставить двойку за поведение на уроке (в самом деле, двойки ставят за знания) или выгнать ученика с урока, как это делалось в нашем детстве, за необычную прическу или слишком вольную одежду.

С другой стороны, учитель не имеет права выставить с урока ученика, который срывает урок (потому что он несет ответственность за безопасность этого ученика), и не может сам отвести его к охраннику, психологу или директору, потому что ученик упирается, а его лучше не трогать руками, и потому, что без надзора останется целый класс. Что учитель ни сделает – он сам виноват.

Никакие соображения о штрафах разозленного ученика прямо сейчас не остановят, конечно. Остановить может профессиональная реакция учителя.

Например, специалисты по подростковому поведению советуют не делать замечаний ученику перед лицом всего класса, а разговаривать с ним после урока – наедине или лучше в присутствии завуча или классного руководителя;  разговаривать спокойно, не повышая голос и не оскорбляя; не трогать руками его самого и его вещи; не подступать к нему слишком близко; не пытаться вытащить его из-за парты, физически применить к нему силу. Хорошо, если у учителя есть возможность вызвать дежурного администратора, чтобы он сопроводил ученика в кабинет к школьному психологу или к директору, в зависимости от проблемы. Но школа должна обо всем этом думать: внутри школы должны быть системные решения для таких проблем, рано или поздно они могут возникнуть.

Лучше всего обычно с дисциплинарными проблемами справляются школы, в которых есть своя атмосфера – не обязательно даже семейная, а просто человеческая.

Когда есть ясное представление о том, что у нас принято, а что нет, когда есть взаимное уважение между учителями, детьми и родителями.

Для того, чтобы так было, школа не обязана быть маленькой домашней сельской школой, элитной для избранных или дорогой частной. Она должна быть человеческой. Дети это довольно быстро чувствуют.

Но именно вот этот человеческий фактор последние реформы школьного образования – как минимум в Москве – стараются истребить на корню. Школы становятся большими, где никто друг друга толком в лицо не знает, где нет никакого семейного духа, где директора приходят и уходят, легко сменяя друг друга, где нет никаких особых традиций, за которые надо держаться, а есть один эффективный менеджмент.

А хуже всего, что в таких школах безжалостно внедряется пародийная инклюзия – когда в один класс, к учителю, который не всегда умеет обращаться даже с теми не особенно сложными учениками, которые у него есть, сажают детей со всем спектром проблем, медицинских и поведенческих, и оставляют с ними один на один, безо всякой помощи тьюторов, методической поддержки, медицинской и психологической помощи (врачи за штатом, психолог один на четыре здания и тот не в теме девиантного поведения, социальный педагог умеет только проводить профилактические беседы). И здесь заваривается самая жуткая каша.

Словом, если бы начальником была я, я бы начинала не со штрафов. Но я понимаю, да: ввести штрафы и уголовную ответственность просто, а то, о чем я пишу – сложно. Специалисты нужны, служба поддержки учащихся, повышение квалификации учителей, тренинги, пособия, программы… Думать, в конце концов надо. А чтобы штрафовать – думать не надо.

Так что война продолжается.

Источник: https://www.pravmir.ru/udaril-uchitelya-v-tyurmu-pedagogi-ne-gotovy-otvetit-a-ucheniki-privykli-chto-posledstvij-net/

Учитель бьет ученика: что делать родителям

Неприятная ситуация. Доведенный до отчаяния учитель не может сдержаться. Не может найти контакт с учащимися. В ход идут физические наказания: ударить, отшлепать, дать пощечину, побить указкой.

Все чаще возникают конфликты между родителями, учителями и детьми.

Родители жалуются на некомпетентность учителя: мол, не может завоевать авторитет у класса, мало опыта, не имеет подход к детям, не смотрит за детьми и не может вовремя устранить конфликт. Одни родители требуют быть построже с их чадом, в то время как другие за малейшее повышение голоса обращаются уже к директору с просьбой принять соответствующие меры.

Учителя, в свою очередь, находят причины в отсутствии воспитательного процесса в семье. Обращаются с просьбой провести дома беседы с детьми на предмет элементарных правил поведения на уроках, в столовой, в раздевалках.

Кто прав, а кто виноват?

Учитель бьет ученика - что делать родителям

Учителя сегодня: почему они бьют учеников

Возмутительные и шокирующие видео попадают в сеть и на центральные каналы наших телеэкранов: учитель бьет ученика по голове портфелем. Расправа над нерадивым школьником? Почему такие происшествия в школе имеют место быть? И по нарастающей. Все больше и чаще мы становимся свидетелями подобных наказаний или очевидцами того, как дети избивают друг друга в видеороликах.

  • Все чаще мы слышим о таких ситуациях и наблюдаем сами некомпетентность работающих в школе педагогов.
  • А учитель — это, прежде всего, тот человек, который находится рядом с нашими детьми половину дня, а то и больше.
  • Мы доверяем им своих детей, которых они не только призваны обучать, но и воспитывать.

Чтобы реализовать свою задачу — обучить и воспитать, учитель должен любить этих детей. Учитель — это призвание и талант от рождения.

Тогда почему наблюдаем обратное и как предотвратить физическое насилие? И стоит ли искать альтернативу школьному образованию?

Зачем детям нужна школа?

На лекциях «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана раскрывается более полно момент важности школьного обучения.

Школа — это самая необходимая площадка не только для получения образования, но и для социализации детей. Дети развиваются среди сверстников, нарабатывая свои социальные роли.

Они учатся взаимодействовать друг с другом, совершенствуют навык общения с людьми, который необходим каждому во взрослой жизни. Все, что мы имеем — это связи между людьми. Все, что есть вокруг нас — это другие люди.

А научиться этому можно, лишь проживая этот опыт.

Школьная жизнь в наши дни

Дети в школу приносят самые навороченные телефоны и гаджеты. На уроках все чаще наблюдается тенденция несоблюдения элементарных норм поведения учащимися. Дети нарушают дисциплину, не желают учиться. У них нет интереса.

А главное, они не умеют взаимодействовать друг с другом, порой даже с одноклассником по парте. В свободные от уроков паузы дети либо носятся по коридорам, либо дерутся, либо зависают в виртуальном мире своего очередного телефона.

Наши дети после 2000 г. — дети нового поколения, они другие, с бОльшим объемом психики. Они больше и чаще общаются через интернет. А некоторые живут в этом вымышленном иллюзорном мире порой бОльшую часть свободного времени. Запрос на это лишь увеличивается с каждым днем.

Меньше гуляют, меньше общаются со сверстниками в свободном уличном пространстве от школы. Наши дети загружены дополнительными занятиями, кружками и секциями. Им некогда просто быть детьми. Поиграть между собой в обычные детские игры, как когда-то в детстве.

Некуда выплеснуть свою энергию.

Мы, родители, их просто порой не понимаем — почему они такие, какие-то другие и чего хотят на самом деле? Мы решаем за них, что им нужно и чем заниматься, чтобы добиться успеха, стать хорошими людьми в будущем.

В свою очередь, и учителя не понимают детей, не знают, как увлечь их своим предметом.Ситуация в школах становится опасной для посещения и неприемлемой для развития и воспитания психически здоровых детей.

Почему учитель бьет ученика: пути решения проблемных ситуаций в школе

Вопрос, как сделать школу безопасной и востребованной площадкой для обучения наших детей, требует решения.

На тренинге «Системно-векторная психология Юрия Бурлана» объясняется причина непонимания взрослых и детей, конфликтных ситуаций в школе между учителем и учеником.

  1. В силу наших природных особенностей, разных навыков и умений, наших разных желаний и взглядов на жизнь, мы неправильно оцениваем поступки и действия других людей.
  2. Они кажутся нам в корне неверными и нежелательными относительно нашего восприятия.

Ребенок от природы любознателен и стремится к тому, чтобы развиваться, получать новые знания. Это естественный путь его развития. Увлечь ребенка можно чем угодно. Надо лишь правильно расставить приоритеты в образовательном процессе на уроках.

Когда учитель умеет распознавать психику ребенка, определять его по свойствам, заложенным природой, то он знает, как с ним правильно взаимодействовать. Если учитель может определить учащегося по векторам, то сможет увлечь его любой темой, найти путь донести до этого ученика материал.

Все начинается с понимания психики детей.

Понимание врожденных желаний наших детей, знание их особенностей и природных данных решает вопрос с конфликтами и нежеланием детей учиться.

Учитель понимает истинные потребности учащихся, с помощью системных знаний он может создавать наилучший микроклимат в классе. А родители, в свою очередь, распознавая людей по векторам, могут научиться определять с первого взгляда идеально подходящего учителя своему ребенку.

Только когда учитель вовлечен в свою профессию, компетентен и всей душой любит детей, готов им отдавать свои знания, тогда школа будет самой безопасной площадкой для обучения. Где нет места неприязни, конфликтам, дракам. Где есть взаимопонимание и вовлеченность в процесс обучения.

Отдавая своих детей в заботливые руки квалифицированному специалисту, будем воспринимать школу как важный, ценный и необходимый этап развития наших детей.

Источник: https://www.neobhodimo.com/un/1157-ir-uchitel-bet-uchenika-chto-delat-roditelyam

Суровая школа: что делать, если ребёнка ударил учитель

Дети иногда дерутся, даже девочки.

Поэтому, когда ребёнок приходит домой с синяком под глазом и бурчит себе под нос, что подрался с Петей из-за того, что тот его обозвал, родители, конечно, расстраиваются и, может, даже звонят родителям Пети, но не удивляются.

Но что, если ребёнок заявляет, что на него поднял руку учитель? Как в этом случае не допустить психологической травмы и отвращения к школе и куда обращаться? Автор «Дэйли Бэби» разбирался вместе с экспертами в области права и психологии.

От синяков до сотрясений мозга

Насилие со стороны учителей в школах — явление, увы, не новое.

Ещё наши родители рассказывали, как за накрашенные глаза старшеклассница могла получить указкой по пальцам, или хулиган, срывающий урок, зарабатывал от преподавателя подзатыльник.

Времена поменялись — сейчас у каждого школьника есть смартфон, поэтому подобные инциденты не остаются в стенах школы, моментально попадают в сеть, вызывая общественный резонанс.

В последнее время случаи жестокого отношения учителей к детям участились. Так, в конце января этого года учительница из Смоленска ударила ученика в столовой за то, что он решил забрать домой недоеденную котлету. В Санкт-Петербурге примерно в эти же дни первоклассницу так ударила учительница, что ребёнок попал в больницу с сотрясением мозга.

В Подмосковье преподаватель не трогала детей сама, но стравливала их между собой. Первоклашку жестоко избили одноклассники с разрешения учителя физкультуры, которая заявила, что «сегодня — день каннибала» и ребята могут пинать своего товарища, который «слишком долго завязывает шнурки». У ребёнка диагностировали сотрясение мозга и серьёзные ушибы.

Такой случай, без преувеличения, ломает психику ребёнка. Он переживает, иногда ему страшно рассказать о случившемся, он чувствует себя униженным и беззащитным, боится, что его не поймут и не поддержат родители, ведь ударил не абы кто, а взрослый и авторитетный человек.

Комментирует дипломированный психолог с 20-летним стажем, эксперт в области семейных отношений, действующий преподаватель по практической психологии детского научного лагеря «Экстерн» Ольга Свиридова:

— К сожалению, в системе образования не всегда работают высококвалифицированные кадры, и в некоторых ситуациях они позволяют себе совсем не педагогичное поведение. Каждый случай индивидуален, и прежде, чем подавать на педагога в суд, конечно, надо разобраться, что случилось.

С точки зрения психологии, дети, травмированные такой ситуацией, не хотят после этого идти в школу. Зачастую ребёнку приходится менять школу, при том, что он был не виноват в сложившейся ситуации.

Для родителей важно учесть, насколько устойчивой психикой обладает их ребёнок, и, по возможности отодвинув эмоции на второй план, взвесив все «за» и «против» дальнейшего нахождения в этой конкретной школе, идти на разговор, причём не с учителем, а с администрацией учебного заведения.

Если ребёнок по характеру «боец», то достаточно провести разъяснительные беседы, заверить, что подобное больше не повторится, дать понять, что родители и администрация школы на его стороне, и тогда возобновить занятия в школе. Если ваш ребёнок с менее устойчивой психикой, здесь может понадобиться помощь психолога.

Что теперь испытывает ваш сын или дочь при словах «школа», «занятия», «учитель»? Страх. И справиться с ним бывает непросто.

Родителям важно не принижать чувства ребёнка фразами вроде «ну что ты как маленький», «да ладно, все уже и забыли», а быть всё это время рядом с ребёнком, поддерживать его и вовремя обратиться к специалисту.

Выслушать и поддержать

Ещё один важный момент: нужно понимать, что дети есть дети, и иногда они склонны преувеличивать, драматизировать или вовсе врать взрослым по тем или иным причинам. Об этом рассуждает детский психолог сервиса YouTalk Ксения Щербинина:

— Когда происходят подобные инциденты, у всех зашкаливают эмоции и очень сложно держать себя в руках: ребёнок сильно напуган, родители в ярости. Для начала родителям важно найти в себе силы на глубокий вдох-выдох и попробовать разобраться в ситуации. Что произошло на самом деле? При каких обстоятельствах это произошло?

Сейчас есть тенденция демонизировать учителей и систему образования в целом. За этой негативной установкой мы иногда перестаём видеть реальность. Возможно, никакого инцидента не было, и для ребёнка это лишь повод привлечь внимание мамы и папы, почувствовать, как они могут защитить его, позаботиться.

Возможно, конфликт был не с педагогом, а с одноклассниками, но «стучать» страшно, а синяк остался.

Почему бы не свалить на учителя, у которого уже не самая хорошая репутация? Я говорю сейчас о других вариантах не с целью защитить учителей (хотя и они иногда нуждаются в защите), а с целью предупредить о других не менее серьёзных причинах.

Читайте также:  Банкротство Физ. лица при ипотеке: особенности и последствия

Итак, вы разобрались в ситуации и убедились в том, что учитель вышел за рамки своих компетенций и оскорбил или даже ударил ребёнка. Как правило, в подобных ситуациях ребёнок испытывает сильную растерянность, переживает, виноват ли он в этой ситуации, и боится, что всё может повториться.

Какие бы страшные вещи ни происходили в жизни наших детей, мы можем и должны объяснять им, что происходит.

«То, что произошло с тобой — не норма, такого быть не должно. Я знаю, что ты напуган. Ты не виноват в том, что произошло. Даже если ты вёл себя не так, как хотел учитель, у него нет права оскорблять тебя, и тем более бить. Ни у кого нет права бить тебя. Мы с папой/мамой будем разбираться в этой ситуации и не допустим её повторения».

Не замалчивайте инцидент и не старайтесь сделать вид, что ничего не было. Не стоит сильно погружать ребёнка в дальнейшие разбирательства, так как это может повторно его травмировать. Достаточно того, что он чувствует вашу защиту. Подобные разъяснения позволяют ребёнку «переварить» тот негативный опыт, который произошёл с ним.

Безусловно, нужно будет время. Если родители замечают, что ребёнок стал вести себя иначе после подобного инцидента, стоит обратиться к психологу. У всех разная стрессоустойчивость. То, что для одних быстро забудется, на других может наложить серьёзный отпечаток. Своевременно оказанная психологическая помощь позволит минимизировать последствия стресса.

Что говорит закон

Побои и оскорбления со стороны учителя — это преступление, за которое педагог должен нести наказание. Не стоит закрывать на это глаза, ведь безнаказанность, как мы знаем, влечёт за собой повторные правонарушения. Если учитель понесёт заслуженное наказание, есть шанс, что от его действий больше не пострадает ни один ребёнок.

Что же делать, если вашего сына или дочь ударил учитель? Рассказывает эксперт Общественной Палаты по защите прав детей, адвокат Вадим Кудрявцев:

— В последнее время в СМИ действительно участились рассказы о чудовищных историях, когда в детских садах и школах детям наносили телесные повреждения, и делали это учителя.

Перед родителями в таких случаях встаёт вопрос: куда и как обращаться? Как юрист могу ответственно заявить, что нанесение телесных повреждений вашему ребёнку является преступлением и карается согласно российским законам.

Если вы столкнулись с такой ситуацией, нужно вызвать сотрудников полиции, зафиксировать телесные повреждения и сразу написать заявление о возбуждении уголовного дела. Если повреждения серьёзные, нужно обратиться в Следственный Комитет по месту совершения преступления.

Если вы просто недовольны работниками воспитательных учреждений или считаете, что есть какие-то нарушения закона, и это не связано с конкретными преступлениями в отношении вашего ребёнка, можете обратиться в прокуратуру и просить провести проверку в отношении работников воспитательных учреждений.

Ольга Нянькина, адвокат, управляющий партнёр Адвокатского бюро Москвы «Нянькин и партнёры», добавляет:

— Если ваш ребёнок стал жертвой физического насилия со стороны педагога, в первую очередь, необходимо обратиться в травмпункт или детскую поликлинику, где зафиксировать следы побоев, если таковые сохранились. Следующий шаг — обращение с заявлением в органы управления образованием, на территории которого находится школа, а наряду с этим — и к руководству самого образовательного учреждения — директору школы.

При отсутствии следов физического насилия, либо, если насилие проявилось в оскорблениях, иных формах психологического насилия или просто неэтичном поведении, важно подробно расспросить ребёнка о действиях педагога, его высказываниях. Также стоит поговорить с детьми, ставшими очевидцами происшествия — это делать стоит через контакт с их родителями.

Убедившись в том, что ребёнок действительно подвергся насилию, подавайте заявление в администрацию учебного заведения с просьбой принять меры в отношении педагога. При наличии аудио- или видеодоказательств приложите запись к своему обращению.

По факту обращения в школе обязаны провести служебную проверку, в ходе которой должны опросить участников происшедшего.

Учитель, который допустил противоправные действия в отношении ученика, может быть привлечён к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности.

  • Так, в соответствии с пунктом вторым статьи 336 Трудового кодекса РФ, дополнительным основанием прекращения трудового договора с педагогическим работником является однократное применение методов воспитания, связанных с применением физического или психического насилия в отношении ученика или воспитанника.
  • Если в отношении ребёнка применено физическое насилие, педагога могут привлечь к уголовной ответственности по статье 115 «Причинение лёгкого вреда здоровью» или 117 «Истязание» Уголовного кодекса России, либо по статье 6.1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях «Побои».
  • Совершение преступления педагогическим работником в отношении несовершеннолетнего воспитанника является отягчающим ответственность обстоятельством в силу статьи 63 УК РФ.
  • В отдельных случаях действия учителя могут быть квалифицированы по статье 156 Уголовного кодекса РФ за ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию ребёнка педагогическим работником, если оно сопряжено с жестоким обращением с воспитанником.

Разумеется, у законного представителя сохраняется право обратиться в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства. В данном случае требования истца будут посвящены взысканию компенсации морального вреда, а также расходов, связанных с оказанием психологической или медицинской помощи ребёнку, как с самого педагога, так и с образовательного учреждения.

Вместо итога

В любом случае, родителю важно разобраться в ситуации, не бояться, что из-за разбирательств против его ребёнка ополчатся другие преподаватели и не преуменьшать важность произошедшего, даже если после действий учителя у школьника не осталось и царапины.

В некоторых случаях ребёнка лучше перевести в другую школу, особенно если он сам об этом просит. Иногда для того, чтобы всё вернулось на круги своя, достаточно беседы и поддержки, а также отстранения провинившегося учителя от работы, но в некоторых случаях родителям предстоит серьёзная работа, чтобы их ребёнок перестал испытывать страх и вновь полюбил школу.

Источник: https://dailybaby.ru/magazine/articles/surovaia-shkola-chto-delat-esli-rebionka-udaril-uchitel

Учителя бьют детей: важно не кто виноват, а что делать

В прессе всё чаще вспыхивают скандалы по одному сценарию – учитель поднял руку на ученика. Происходящее комментируют для «Милосердия.ru» эксперты, находящиеся «по разные стороны баррикад».

29 января 2019 в Санкт-Петербурге на уроке физкультуры 62-летний учитель «не смог совладать с эмоциями и ударил по голове подростка». Позже медики констатировали у ученика сотрясение мозга.  По другим данным, конфликт начался с того, что 63-летний учитель кинул в 13-летнего ученика мяч с близкого расстояния.
Перед этим 16 января появились сообщения о том, что завуч избила ученицу, рисовавшую на уроке биологии.
14 ноября 2018 года учительница избила второклассника в Комсомольске-на-Амуре.
В ноябре 2018-го учитель физкультуры школы №19 Северодвинска отхлестала двоих учеников своего класса скакалкой. Позже появились свидетельства учеников о том, что к побоям педагог, якобы, прибегала неоднократно.
В сентябре 2018-го в школе 111 Санкт-Петербурга учительница на уроке избила ребёнка учебником по голове до сотрясения мозга.
В апреле 2018-го был избит ученик в Марий Эл.
В феврале 2018 учительница физкультуры избила ученика в Якутии.
А в январе родители учеников из города Пучеж написали жалобу в Ивановскую областную прокуратуру на учителя литературы, которая била учеников указкой.

Евгений Ямбург, академик, директор Центра образования №109 (Москва): Учитель – выжигающая профессия, а тут еще майские указы

— У нас не только учителя стали бить учеников, но и ученики стали бить учителей и друг друга. Таких случаев в прессе много, а ещё больше туда не попадает.  И таким дракам есть сразу несколько причин.

Во-первых, эмоциональное выгорание учителей. Исследования показывают, что профессиональное выгорание среди школьных педагогов в два раза выше, чем в МВД. Учитель – это просто выжигающая профессия.

В последние годы выгорание усугубилось выполнением «майских указов» 2012 года. Намерения, конечно, были благие – чтобы зарплата учителей была средней по региону. Беда в том, что там написано «зарплата», а не «ставка».

«Майские указы» — 11 указов президента Владимира Путина, подписанных 7 мая 2012 года. Наиболее известны распоряжением о повышении зарплаты бюджетникам. По распоряжению президента, зарплата школьных учителей, преподавателей колледжей и работников культуры должна быть не ниже средней по региону, а зарплаты научных сотрудников, вузовских преподавателей и врачей превышать среднюю по региону в два раза.

  • Школы обязаны эти указы выполнять, но, чтобы их выполнить, учителя надо нагрузить на 35-40 часов в неделю.
  • А это значит, что математик или словесник должен в месяц проверить до десяти тысяч контрольных и тестовых работ.
  • И это – немыслимое перенапряжение, которое тоже сказывается.

Кроме того, сегодня массовому сокращению подверглись такие важнейшие в школе специалисты как школьные психологи, дефектологи, социальные работники. Это делалось не специально.

Представьте себе: вы – директор школы. Вы обязаны выполнить майские указы, и эта ситуация каждый месяц мониторится отчётами. Если вы что-то не выполнили, вас могут уволить без объяснения причин.

Кого вы будете увольнять в этих условиях? Конечно, не учителя физики. Пострадают «лишние люди» — психологи, логопеды, дефектологи. То есть, ситуация с детьми становится всё сложнее и сложнее, а мы гоним из школ тех, кто отвечает за их «неодинаковость».

Евгений Ямбург — заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик РАО, директор Центра образования № 109 (Москва), больше известного как «Школа Ямбурга». Автор и разработчик адаптивной модели школы. Автор книг «Эта скучная наука управления», «Школа для всех», «Педагогический декамерон».

Невротизированы все

РИА Новости/Антон Уницын

Дети сейчас изменились по очень многим параметрам, и прошлые периоды – те же 80-е годы – не надо сравнивать с тем, что есть сейчас, — считает Евгений Ямбург:

— По данным Союза педиатров, только 12% нынешних детей абсолютно здоровы. Это не значит, что все остальные – глубокие инвалиды, но у них есть особенности – задержки в развитии, синдром дефицита внимания. А на первом месте здесь идёт психоневрология. Это не всегда психические диагнозы, но часто – особенности.

В обществе вообще невероятно возрос невротизм. Невротики теперь все – родители, дети. В детском сообществе всё это индуцируется, причём даже в детском саду.

Наше собственное микроисследование показало, насколько сейчас невротизированы уже четырёхлетние дети. Конечно, они ещё не понимают многого, что говориться вокруг, но они – очень тонко чувствуют. А у нас кругом – одни враги.

Наше население, а даже не только дети, нуждается в длительной терапии. Потому что включаем мы телевизор – а там в ток-шоу взрослые орут друг на другу, никто никого не слышит. И то, о чём писал Окуджава – «святая наука расслышать друг друга» сегодня не существует.

Нельзя исключить провокации со стороны учеников

Другая сторона вопроса состоит в том, что похожие эксцессы были и в 80-е, и в 70-е, и даже в 60-е годы. Но это не попадало в прессу.

— Я совершенно не оправдывают учителей, которые поднимают руку на учеников, — их надо выгнать из профессии, говорит академик Ямбург.

— Но я внимательно наблюдаю то, что снято на видео, с которых начинаются скандалы. Бывает, идёт учительница, ничего ещё не произошло, а её уже снимают. Значит, что-то этому предшествовало, какая-то провокация.

А сегодня набрать лайки – это круто. И набираться эти лайки могут разными способами.

Сегодня даже интеллектуально сохранный ребёнок вполне может сесть посреди класса и начать громко ругаться матом – и каковы ваши действия, господин учитель?

Тронуть хоть пальцем такого ребёнка нельзя, хотя, по идее, его надо взять за шкирку и вывести из класса. Но как только вы так сделали – вы попались, и вас уже снимают.

Вопрос не в том, кто виноват, а что делать

— Так что дело не в вопросе «кто виноват?» Виноваты все, — считает Ямбург. — Вопрос в том, что делать. А делать нужно много. Это и усиление психолого-медико-педагогических служб, и разгрузка учителей, которые захлёбываются.

Быстро эту проблему не решить – она требует постепенных шагов со всех сторон, но начинать разбираться надо.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/uchitelya-derutsya-ot-ustalosti/

Учитель бьет ученика, что делать родителям?

В учреждениях образования, к сожалению, не всегда трудоустроены квалифицированные специалисты, и в некоторых ситуациях они ведут себя непедагогично по отношению к ученикам. Нередки случаи, когда воспитатель применяет физическое насилие к ребенку. Но имеет ли право учитель бить учеников и заниматься рукоприкладством?

В данной публикации мы рассмотрим нюансы правового воздействия на учителей в случае, если ваш ребенок подвергается физическому насилию в школе, а также вид и размер ответственности за подобные действия.

Наказание за избиение ребенка учителем

На практике, если учитель ударил ребенка на уроке, то это можно расценить как побои, если отсутствуют легкие телесные повреждения. Если ребенок был избит до такой степени, что получил повреждения разной степени тяжести, то квалификация деяния зависит от степени тяжести вреда здоровью.

Данное правонарушение без квалифицирующих признаков может повлечь:

  • штраф — до 40 000 рублей или в размере заработка подсудимого до 3 месяцев;
  • обязательные работы — до 360 часов;
  • исправительные работы — до 6 месяцев;
  • арест — до 3 месяцев.

Если указанные выше деяния осуществлены из хулиганских побуждений или по мотиву расовой, политической, национальной, идеологической или религиозной вражды или ненависти, или по мотиву вражды или ненависти в отношении какой-либо социальной группы, то наказание наступает в виде:

  • обязательных работ до 360 часов;
  • исправительных работ до 1 года;
  • ограничения свободы до 2 лет;
  • принудительных работ до 2 лет;
  • ареста до 6 месяцев;
  • лишения свободы до 2 лет.

Важно! Наказание за побои достаточно жесткое и даже в случае, если вы пригрозите привлечением к данной ответственности, желание обижать вашего ребенка у учителя пропадет.

В случае если ребенка избивают систематически, то можно говорить об истязании. Такие действия без квалифицирующих признаков влекут:

  • ограничение свободы — до 3 лет;
  • принудительные работы — до 3 лет;
  • лишение свободы — до 3 лет.

Если учитель бьет ученика и побои незначительны, то сначала необходимо попытаться урегулировать конфликт в учебном заведении с привлечением директора, психолога. Если переговоры не привели к желаемому результату, то необходимо подавать заявление по данному факту в полицию или сразу в суд.

Читайте также:  Проверка продуктов на качество роспотребнадзором: порядок проведения

Если полностью все персональные данные учителя не известны, то на практике обращаются в полицию, сотрудники полиции проводят мероприятия, направленные на установление личности виновного лица, чаще всего это только допросы потерпевшего и подозреваемого, и передают материалы с обвинительным актом в суд.

По данной категории дел уголовное дело возбуждается непосредственно по заявлению потерпевшего (законного представителя) и срок дознания не должен превышать 1 месяц. Перед передачей дела в суд, дознаватель утверждает обвинительный акт у прокурора. Последний вправе утвердить обвинительный акт или вернуть уголовное дело для производства дополнительного дознания.

Важно! В случае если виновное лицо известно и имеется его персональная информация, то можно заявление по факту побоев направлять непосредственно в мировой суд.

Заявление передается в судебный орган с копиями по количеству лиц, в отношении которых подлежит возбуждению дело частного обвинения. В заявлении указывается данные о том, что заявитель уведомлен об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

В заявлении следует указать название суда, его адрес. Необходимо описать событие преступления, его время, место и обстоятельства осуществления, просьбу о принятии материалов к производству, персональные данные о потерпевшего, его паспортные данные, персональную информацию подозреваемого лица, перечень вызываемых свидетелей, подпись заявителя.

Если побои носят систематический характер, то в таком случае, можно говорить об истязании.

Истязание не является делом частного обвинения и носит публичный характер, поэтому уголовное дело может быть открыто не только по заявлению пострадавшего (законного представителя), но и на основании документов о выявлении преступления, например, на основании рапорта сотрудника полиции об обнаружении признаков (или состава) преступления.

Важно! Заявление в отдел полиции по факту истязания подается в произвольной форме, однако, в нем необходимо четко прописать контактные и паспортные данные заявителя, описать событие преступления (дата, время, место, предполагаемого преступника) и сделать отметку о том, что заявитель осведомлен о том, что ложный донос влечет ответственность по ст.306 УК РФ. Данное заявление может быть сделано в устной форме сотруднику полиции, которое заносится в протокол. Указанный документ подписывается заявителем и лицом, принявшим заявление (составившем протокол).

Итак, в данной статье мы рассмотрели нюансы правового воздействия на учителей в случае, если ребенок подвергается физическому насилию в школе, определили вид и размер ответственности за подобные действия.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Источник: https://opravdaem.ru/crimes-against-life/uchitel-bet-uchenika/

Родители бьют ребенка. Что делать учителю?

Ситуацию комментируют школьные специалисты-психологи

Каждый учительский день переполнен событиями, эмоциями, разочарованиями и сюрпризами. Среди этого пестрого вороха событий встречаются такие, что цепляют и тревожат, не отпускают из-за своей неразрешимости.

Например, когда ты становишься свидетелем жесткого обращения родителей со своим ребенком. Учителя редко обсуждают подобные случаи. Наверное, оттого, что знают: здесь не существует конструктивного выхода.

Впрочем, вопрос иногда настолько не дает покоя, что хочется услышать хотя бы мнение коллег. Как в письме, пришедшем недавно в газету.

«Один из самых, наверное, тяжелых вопросов за всю мою педагогическую жизнь – невозможность решить, в какой степени я могу противопоставлять свою позицию родительской. Был у меня в классе мальчишка, которого жестоко наказывал отец. Попросту говоря, бил. Не сгоряча или по пьянке, а «в воспитательных целях».

Приходил забирать сына из школы, видел следы какой-то провинности (например, Алешка оказался разгоряченным и вспотевшим в первые дни после долгой болезни) и совершенно спокойным железным голосом говорил: «Тебе же было сказано – не бегать. Собирайся. Дома ты будешь наказан». У меня было такое чувство, что бить будут меня…

Поскольку попытки опосредованно или прямо говорить о недопустимости этого провалились – мне ясно дали понять, что это не мое дело, за воспитание отвечают родители, – мне оставалось только прикрывать мальчика враньем. На вопросы об успехах и продвижении по программе я неизменно бодро отвечала, что «все хорошо», проблем нет.

И сам Алешка постоянно слышал это мое жалкое вранье, хотя и ошибок у него было сегодня больше обычного, и сонный он пришел, и на прогулке они с приятелем кого-то в снег макнули… Но – все хорошо. Он, конечно, понимал почему. И честно старался, чтобы мне врать приходилось поменьше. Он такой был взрослый, серьезный, хотя и маленький.

И остальные ребята, между прочим, это тоже слышали. Когда детей разбирают родители, вечно кто-то крутится под ногами. А ведь я им во многих ситуациях объясняла, что ненавижу врать – унизительно это и противно. Надо сказать, именно так себя и чувствовала каждый раз. И выхода никак не могла найти. Не знаю и сейчас, как надо было правильно.

И в тот раз, и в других ситуациях. Когда родители унижали ребенка в присутствии посторонних. Когда мать, повернутая на религии, заставляла держать строгий пост (в какой-то день даже пить нельзя) дочь-подростка. А у девочки больные почки, да и есть в тринадцать лет хочется постоянно, и в столовую весь класс идет вместе.

Или здесь правильно вообще не бывает? Когда твои ценности и методы идут кардинально вразрез с родительскими – как ни поступи, все нехорошо. Противодействовать, активно противопоставлять себя родителям – нет, не годится. Зачем же ребенка тащить в разные стороны, рвать по живому. Вообще-то это их ребенок. С одной стороны.

С другой – не собственность же он, в конце концов, не крепостной. Смириться и делать вид, что ничего не происходит, тоже невозможно. Елена Григорьева, учитель»

«Постарайтесь вызвать родителей на диалог»

Рассогласование отношений родителя и учителя является достаточно сложной проблемой. Когда же речь идет о физическом наказании, то необходимо затрагивать не только психологический аспект несогласования требований к ребенку и методов воспитания со стороны учителей и родителей, здесь существуют аспекты социальные и юридические.

Однако давайте остановимся на психологическом аспекте заявленной ситуации. Первый момент – родитель бьет ребенка. Второй момент – учитель покрывает промахи ребенка, чтобы уберечь его от наказания. При этом испытывает внутренний дискомфорт.

Рассматривая первый момент этой ситуации, зададим вопрос: почему родитель бьет своего ребенка? Чем больше будем над этим думать, тем больше версий обнаружим.

На поверхности лежат такие предположения: – он не знает других методов, его тоже так воспитывали; – ощущая себя не очень успешным, родитель пытается компенсировать это чувство за счет ребенка («Будь успешным, я буду тобой гордиться, сниму напряжение собственных неудач»); – опять-таки неудовлетворенное чувство власти, нереализуемое в социальной жизни, очень искаженно начинает выступать во взаимоотношениях с ребенком; – накопившееся напряжение, раздражение дают о себе знать в отношениях с ребенком (он самый беззащитный). Чтобы уберечь маленького ребенка, надо прежде всего вести работу с родителями.

Вероятнее всего, бесполезно говорить родителю, бьющему ребенка, «это не метод» или объяснять ему, что бьет он от чувства собственного бессилия, неуверенности и тревоги. Лучше активизировать самих родителей в высказываниях по поводу методов воспитания. Можно на собрании вместе с родителями обсудить вопросы: «Как вы думаете, сможет ли быть успешным запуганный, забитый ребенок?», «Какие методы воспитания я запомнил из своего детства и почему?»

Да вообще можно порассуждать на тему «Бьют ли счастливые люди своих детей?». Родитель не должен быть в школе в роли ученика, которому высказываются претензии («Не так воспитываете»). Учительские нотации в его адрес могут только обострить неприятные школьные воспоминания, которые спровоцируют негативные чувства в отношении ребенка. Поэтому родитель – только равноправный участник обсуждения.

Можно тоже его спросить об отношении к разным методам воспитания, именно спросить, а не сказать правильные слова о недопустимости наказаний. Когда человека спрашивают, он начинает хотя бы задумываться над вопросом, и есть надежда, что появление мыслей повлияет на его поведение. Третий момент – «ложь во спасение» учительницы и переживание ею этой лжи. Учительница испытывала бы те же переживания, а может, более сильные, если бы, говоря правду, представляла потом сцены наказания. С такими внутренними конфликтами сталкиваются люди неравнодушные.

Можно сказать, что в данной ситуации она как может сберегает ребенка. А чувство бессилия связано с тем, что поведение учительницы можно назвать «пассивным сбережением». Может быть, учителю будет легче, если он обсудит с ребенком – а уж если он подросток, то это просто обязательно – создавшуюся ситуацию.

Поговорит, как с равноправным участником неприятной ситуации. Дело в том, что вместе с благодарностью учителю за «молчание» ребенок может начать использовать такое поведение учителя. Невозможно дать четкое предписание для таких разговоров – все зависит от особенностей поведения родителя.

  • Выход вижу в целенаправленной, планомерной работе учителей, психологов и родителей по грамотному построению отношений с детьми даже в напряженное для нас время, даже при разладе в семье, на работе, в стране.

«Подумайте, готовы ли вы взять ответственность на себя»

Одна из самых трудных ситуаций для учителя – быть свидетелем процесса воспитания, идущего вразрез с его собственными ценностями. В эти моменты обостряется внутренний диалог (или лучше сказать – полилог). Части личности начинают спорить и подталкивать к противоположным действиям.

Одна часть требует вмешаться и защищать ребенка от наказания. Другая требует воздерживаться от вмешательства, ведь это не его сын или дочь. В итоге бедный учитель приходит в крайнее замешательство и страдает в любом случае.

Позволил себе вмешаться – его могут оскорбить и/или его вмешательство может привести к еще худшему результату, чем при бездействии. Удержался – совесть мучает долго: почему не вмешался. Очень сложный выбор. Чтобы что-то говорить родителям в такой ситуации, надо очень хорошо представлять себе последствия своего поступка.

Вмешиваясь, мы претендуем на роль участника ситуации, который в состоянии с ней справиться (иногда нас провоцируют на это специально, и часто мы попадаемся…). Однако положа руку на сердце – в состоянии ли мы поступить так, чтобы это было во благо этой семье? Мы видим только верхушку айсберга семейных проблем.

Можем ли быть уверенными, что, вмешиваясь, мы делаем лучше этой паре родитель–ребенок? Задаем ли себе вопрос: а готовы ли мы работать с последствиями своего вмешательства, брать на себя такую ответственность? Никто не спорит, сдерживать эмоциональные порывы нелегко.

Но и позволять себе действовать под влиянием эмоций, не беря ответственности за последствия, считая, что уже фактом вмешательства мы по определению улучшили дело, – глубокая иллюзия. Это обычный вид самообмана: не сдержались, высказались, вмешались – и оправдываем себя: вот какой я защитник справедливости.

Реальной пользы это никому не приносит, только частичное облегчение нам самим в момент высказывания. В каких же случаях что-то говорить родителю, творящему наказание? Мое мнение – хоть оно может показаться жестоким – не раньше, чем кто-то из них обратится к нам с просьбой об этом, родитель или ребенок.

И уметь делать все это без оскорбительных, поучающих интонаций. Ведь мы не были – и никогда не будем – на месте этого взрослого, не знаем, как он воспринимает ситуацию.

А если обратился ребенок – тут важно не впасть в искушение стать ему лучшим родителем, чем его собственные (вы же не собираетесь его усыновлять?).

Разговаривать с ним как с взрослым, сочувствуя, но не унижая своим сочувствием, уважая его судьбу и веря в его способность справиться с обстоятельствами, без фанатизма и ненужного пафоса. Трудная работа.

Галина МОРОЗОВА, кандидат психологических наук

«Работайте с ребенком так, чтобы у родителей переменилось к нему отношение»

Конечно, важно, каковы наличные отношения учителя с родителями.

Если родители настроены на совместные действия с учителем по поводу своего проблемного ребенка, ситуация относительно мягкая, хотя и здесь может всплыть взаимное непонимание от непроявлявшихся до поры до времени различий в ценностях и устремлениях. Второй сюжет – изначальное дистанцирование родителей от учителя.

Возможная стратегия учителя в этом случае – работа с проблемами ребенка с постоянной демонстрацией родителям результатов, продвижений.

Осознание, обнаружение родителями, что с их сыном, дочерью что-то позитивное происходит и учитель тут «при чем», может смягчить отношения, и родители начнут «слышать» педагога не только по поводу «рабочих» ситуаций.

Наконец, самый трудный сюжет: родители не скрывают отрицательного, порою агрессивного, отношения к учителю, и за этим скрывается ценностное противостояние. Для учителя тут есть два пути. Более редкий, почти фантастический путь: мировоззренческий спор, дискуссия. Это возможно, если родители (и педагог) готовы к таким дискуссиям. Более реалистический путь – сдвинуть хотя бы частично с себя ответственность, разделить ее с другими работниками: от администрации и психолога, до социальных органов в случае угрозы здоровью ребенка.

Конечно, эти идеи все равно абстрактны. Нужно не забывать о возрасте ученика, нужно учесть реакцию класса и всякие другие обстоятельства.

Источник: https://ps.1sept.ru/article.php?ID=200901811

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector