Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации — ст 138.1 ук рф

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ Фермер из Курганской области собирался шпионить за коровой с помощью китайского GPS-трекера. Сотрудники ФСБ задержали его около почты с посылкой в руках

Генпрокуратура закончила проверку уголовных дел по использованию «шпионских гаджетов», сообщает юридической портал Pravo.ru. Выводы неутешительные — на россиян заводят множество уголовных дел по статье 138.1 УК РФ за покупку невинных гаджетов в китайских интернет-магазинах. Закон «имеет издержки», признала Генпрокуратура по результатам проверки.

На обычных людей заводят уголовные дела «для галочки», чтобы улучшить статистику правоохранительных органов, считают юристы: «Сейчас по этой статье в основном привлекают людей, заказывающих “игрушки” через китайские сайты: ручки, часы с видеокамерой и т.п. Сотрудники полиции банально делают на таких ситуациях для себя положительную статистику раскрытия преступлений, вместо того, чтобы заниматься раскрытием и предупреждением реальных социально-опасных правонарушений», — сказал в комментарии для Pravo.ru Сергей Токарев, партнёр, руководитель уголовной практики, адвокат АБ«Торн», бывший следователь. Вот число осужденных за использование «шпионских гаджетов», то есть по статье 138 часть 1, которая в 2011 году пришла на смену статье 138 часть 3:

  • 2012 год: 72 по статье 138.1, 46 по статье 138 ч. 3 (всего 118 дел)
  • 2013 год: 152 по статье 138.1, четыре по статье 138 ч. 3 (156 дел)
  • 2014 год: 212 (здесь и далее только по статье 138.1)
  • 2015 год: 259
  • 2016 год: 228
  • 2017 год: 254

Интересно, что замена статьи 138 ч. 3 («Незаконное производство, сбыт или приобретение технических средств для негласного получения информации) на статью 138.1 («Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации») в 2011 году состоялась по инициативе Дмитрия Медведева с целью «дальнейшей гуманизации уголовного законодательства».

Но статистика явно показывает, что никакой «гуманизации» на самом деле не произошло. Число осужденных по данной статье после 2011 года продолжало расти и достигло пикового значения в 2015 году, да и с тех пор практически не уменьшилось.

В общей сложности по обеим статьям в 2012−2017 гг осуждено 1227 человек.

Статья предусматривает «штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового» (текст).

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ Диктофон в виде флэшки продаётся на Aliexpress, Focalprice и Dealextreme по цене от $6 до $9. За покупку этого «шпионского устройства» в 2016 году завели уголовное дело на жительницу города Братска

Судя по сообщениям в СМИ, иногда уголовные дела заводят на ревнивых жён, которые покупают гаджеты для слежки за своими мужьями.

Например, в 2015 году районный суд Воронежской области вынес приговор местной жительнице, которая пыталась организовать тайное фото- и видеонаблюдение за своим супругом при помощи авторучки, оснащённой скрытой видеокамерой и диктофоном.

Ей назначили штраф 10 тыс. руб. Возможно, вышеупомянутая жительница Братска покупала флэшку со скрытым диктофоном для тех же целей.

Другая категория — случайные пострадавшие, которые закупали гаджеты не для шпионажа, но попали под статью. Например, месяц назад «Коммерсантъ» писал, что Следственный комитет г. Москвы рассматривает возможность завести уголовное дело против основателя сервиса доставки еды «ВкусLab» Артёма Лаптева, который купил в Китае GPS-трекеры для своих курьеров.

Артём хотел разработать приложение, которое позволяло бы клиенту видеть в смартфоне движение курьера по карте, чтобы рассчитать время доставки еды. Сертифицированный в России трекер стоит 7000 руб., а аналогичные устройства из Китая обошлись в 500 руб. за штуку.

Но вместо заказанного товара на AliExpress предприниматель получил повестку из Коптевского отдела Следственного комитета.

Среди других жертв ст. 138.1 — москвич Алексей Соколов, купивший брелок с видеокамерой для использования в качестве видеорегистратора на шлеме мотоцикла. Он разочаровался в качестве картинки — и решил перепродать гаджет, что сразу подпадает под статью «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

В 2017 году к Владимиру Путину обратились односельчане фермера, которого привлекли к уголовной ответственности за GPS-трекер на корове. После того случая Генпрокуратура РФ и начала проверку, результаты которой сейчас опубликованы. Теперь можно надеяться на реальную гуманизацию законодательства в ближайшие годы.

Источник: https://habr.com/post/413449/

Фсб пояснит, какую технику следует считать шпионской

Федеральная служба безопасности провела общественное обсуждение и в настоящее время готовит окончательный вариант проекта закона, который конкретизирует, какую именно технику следует считать шпионской. После чего документ будет внесен в Госдуму.

Необходимость в разработке такого законопроекта возникла после того, как резонанс вызвали сразу несколько уголовных дел, возбужденных по статье «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ

Эксперты предложили отменить наказание за покупку записывающих устройств

Под уголовное преследование стали попадать рыбаки, охотники, автовладельцы и просто покупатели, заказавшие себе в интернет-магазине «шпионский гаджет». Наибольшую огласку получило дело в отношении курганского фермера, который купил для своей коровы GPS-трекер, чтобы не потерять ее.

Выяснилось, что в федеральном законодательстве попросту не раскрыто значение термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». Именно поэтому любой покупатель ручки со скрытой видеокамерой и брелока с незаметно встроенным диктофоном формально становится нарушителем закона.

Правоохранительные органы же в погоне за показателями часто не обращают внимания на фактические обстоятельства совершения подобного «преступления».

Разработать поправки в Уголовный кодекс, которые позволят отделить шпионскую технику от обычных электронных гаджетов, правительство России поручило ФСБ России.

Волгоградец попал под суд за продажу шпионских очков

Проектом закона предлагается дополнить статью 138 УК следующим примечанием: «Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств, независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома ее обладателя)».

«Цель закрепления значения термина «специальные технические средства для негласного получения информации» в статье 138 УК России обусловлена необходимостью предупреждения преступлений, связанных с незаконными производством, приобретением и (или) сбытом таких средств», — говорится в пояснительной записке к подготовленному ФСБ законопроекту.

Кроме того, отмечается, что предлагаемое значение термина соответствует правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ.

В нем говорится, что необходимо дифференцировать специальные технические средства с предметами и устройствами, которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем.

Правда, есть оговорка — «если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Впрочем, не все уверены, что поправки дадут ожидаемый эффект, и число надуманных дел против «шпионов» в стране уменьшится.

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ

Прокуратура извинилась перед фермером за дело о GPS-маячке для коровы

«Примечание сформулировано настолько широко, что под определение «специального технического средства» продолжает подпадать большое количество электронных устройств.

Например, телефон с диктофоном, который есть практически у каждого, или детские часы с gps-трекером, — отмечает управляющий партнер адвокатского бюро Сергей Егоров.

— Единственным адекватным текущей ситуации решением видится полная декриминализация статьи 138.1 УК РФ».

По словам юриста, общественная опасность приобретения «шпионского гаджета» явно не высокая, особенно при нынешнем уровне технического прогресса, когда такие средства стоят недорого и доступны каждому.

«Если же такой гаджет используется в целях шпионажа, то уголовное дело должно возбуждаться по статье 276 УК РФ «Шпионаж».

При отсутствии в деянии с использованием гаджета признаков шпионажа, на наш взгляд, оно не должно вообще рассматриваться как преступление», — считает Егоров.

Эксперт отметил, что само по себе негласное получение информации, например, запись разговора на телефон, который лежит у вас в кармане, по российским законам, не является преступлением. В то же время запись такого же разговора, например, на часы с функцией диктофона уже является преступлением средней тяжести с потенциальной уголовной ответственностью в виде лишения свободы на срок до 4 лет.

Разработать поправки, позволяющие отделить шпионскую технику от электронных гаджетов, было поручено ФСБ

«Для наглядности ситуации оборот технических спецсредств для съема информации можно сравнить с оборотом гражданского и спортивного оружия, — считает глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи.

— Огнестрельное гражданское оружие можно легально приобрести и использовать для совершения преступлений гораздо более тяжелых, чем те, которые можно совершить при использовании спецаппаратуры.

Но при этом оборот гражданского и спортивного оружия не запрещен, а регламентирован и доступен для большинства граждан России».

«Теоретически любой пользователь, скачавший в открытом доступе мобильное приложение для записи телефонного разговора, совершил действия, которые можно квалифицировать как уголовное преступление. Необходимость декриминализировать статью 138.1 УК назрела давно», — указал Хуруджи.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, за 6 месяцев прошлого года по статье 138.1 УК РФ были осуждены 117 человек. При этом только трое из них были лишены свободы.

Источник: https://rg.ru/2018/10/02/fsb-poiasnit-kakuiu-tehniku-sleduet-schitat-shpionskoj.html

Уголовная ответственность за китайские гаджеты (ст. 138.1 УК РФ)

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ

«Статья 138.1. Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, —

наказываются штрафом в размере до 200 000 рублей…, либо лишением свободы на срок до 4 лет…»

То есть получается, что авторучка с видеокамерой в соответствии с законодательством РФ является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации.

В вышеуказанном мною случае, ситуация развивается по следующим сценариям:

1. Сотрудники правоохранительных органов предлагают человеку признать вину, и согласить на особый порядок судопроизводства в обмен на мягкое наказание. Суд скорее всего назначит наказание в виде штрафа.

2. Если человек не согласился признать виду, то после завершения следствия, в суде назначается экспертиза, которая признает авторучку с видеокамерой специальным техническим средством, в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 01.07.1996 N 770. И суд назначает несчастному более суровое наказание, чем в первом случае, либо равнозначное (на усмотрение суда).

Представляется, что законодатель, включая статью 138.1 в Уголовный кодекс РФ, имел ввиду действительно серьезные шпионские устройства, которые могут причинить вред безопасности России. Вряд ли имелись ввиду дешевые китайские гаджеты.

Но разделять китайские гаджеты и серьезное шпионское оборудование ни законодатель, ни исполнительные органы не стали.

А непосредственные правоприменители подошли к процессу формально и применяют статью так как она написана, привлекая и простых потребителей, и агентов-шпионов.

Что же делать, если человек купил авторучку с видеокамерой просто из-за любопытства, желая удивить друзей, почувствовать себя «агентом 007» или по подобным достаточно безобидным причинам, не помышляя о скрытой видеосъемке соседей и не зная при этом ни об уголовной ответственности.

Думаю, что первоначально не стоит признавать вину по предложению правоохранительных органов, если вы считаете себя невиновным. Признавая совершение преступления, вы отказываетесь от защиты и полностью отдаете себя в руки сотрудников правоохранительных органов.

Читайте также:  Кредитная амнистия: что это такое, суть понятия и кто может её получить

практика :

У меня тоже скоро суд за часы ! и никому ничего не докажешь сказали что верблюд и ты должен согласится я не согласился так мне угрожали и что закрою и что меня вынесут оттуда вперед ногами и то что у меня есть дети и было две левых экпертизы с которыми я не согласился но суд все равно будет потомучто я покушался на чьи то права а у меня как у человека никаких прав нет и быть не может вот так и живем

http://xn--80abgunspjj0j.xn--p1ai/article/ugolovno…

19 декабря Басманный суд в Москве вынесет приговор по делу Алексея Соколова — 38-летнего отца троих детей, который на свою беду купил китайский брелок с видеорегистратором, а потом попытался его продать. И за это уже полгода сидит в тюрьме. О том, как появилось это абсурдное дело, — рассказывает Мария Эйсмонт.

— Вам знаком подсудимый? — спрашивает судья Басманного суда Елена Ленская.

— Примерно, да, — отвечает девушка, бросив быстрый взгляд на человека в клетке. Дело было год назад, объясняет она, Было холодно, у станции метро к ней подошел человек…

— К вам подошел сотрудник полиции, — уточняет судья.

— Да. Сказал, что им надо совершить закупку. Что человек, — опять быстрый взгляд на мужчину в клетке, — продает средство, которое нельзя продавать.

Оперативно-розыскное мероприятие «контрольная закупка», в котором девушка выступила в качестве понятого, прошло в декабре 2015 года у метро «Красные ворота». Оперативники контрольно закупили через сайт Avito.ru китайский брелок с функцией видеорегистратора за 1500 рублей.

По букве закона и сложившейся в последнее время практике это не просто брелок, а «специальное техническое средство, предназначенное для негласного сбора информации».

Его незаконный оборот — то есть приобретение, хранение и продажа без соответствующей лицензии, — образует состав уголовного преступления, описанного статьей 138.1 УК РФ.

Если перевести все это на совсем понятный человеческий язык, то приобретая через интернет брелок или авторучку с функцией записи видео, покупатель рискует получить судимость по уголовной статье, а также штраф, или даже срок — до четырех лет лишения свободы. 

http://rus2web.ru/speczmaterialyi/brelok-kupil-kit…

Видеорегистратор, смартфон с камерой, диктофон случайно не попадают под эту статью??

Источник: https://s30972266407.whotrades.com/blog/43682067050

Фсб разработала определение «шпионской техники» для уголовного кодекса :: общество :: рбк

Ст. 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) в качестве меры наказания предусматривает либо штраф в размере до 200 тыс. руб.

или в размере заработной платы за период до 18 месяцев, либо ограничение свободы на срок до четырех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до четырех лет.

После того как Путин пообещал, что практика применения статьи будет отрегулирована, дело фермера Васильева вернули в прокуратуру на доследование, а позже прокуратура перед ним извинилась.

Самыми распространенными программами, предназначенными для негласного получения информации, можно считать мобильные программы-трояны, считает специалист Лаборатории криминалистики Group-IB Никита Панов.

​«Это истории звонков, СМС и сообщения мессенджеров, учетные данные из приложений — мобильных банков.

Некоторые трояны способны незаметно для владельца производить съемку с камеры мобильного телефона и отправлять запись злоумышленнику, то же касается и записи звука», — рассказал РБК Панов.

Незаконный оборот специальных технических средств предназначенных для негласного получения информации - ст 138.1 УК РФ

Главное здание ФСБ ( Олег Яковлев / РБК)

Кроме того, к устройствам, которым «намеренно приданы качества и свойства для обеспечения скрытого получения информации», можно причислить устройства для создания концепции «умный» дом, считает эксперт. Это видеокамеры, датчики звука и движения, электронные замки для дверей, которые объединены в единую сеть и управляются пользователем удаленно, в том числе через интернет.

«Мало кто из владельцев проверяет, какого рода данные и куда передаются с данного типа устройств. Возможно, что злоумышленники воспользуются данными с электронного замка, чтобы понять, когда жильцов нет дома, и проникнуть в квартиру», — рассуждает Панов.

Представитель Group-IB также отметил, что большое количество обычных бытовых приборов, например телевизоры, имеют функционал для выхода в интернет. «В 2017 году эксперты по информационной безопасности выявили, что телевизоры Samsung отправляют данные о просматриваемых телеканалах производителю. Это производилось без ведома владельца», — указал Панов.

Источник РБК в компании, занимающейся информационной безопасностью, рассказал, что злоумышленники также часто используют специализированные программы, которые скрытно от пользователя получают доступ к микрофону и камере смартфона или ноутбука, к веб-камере стационарного компьютера и т.п.

По словам собеседника РБК, за рубежом «видеошантаж», при котором преступники вымогают у людей деньги за кадры скрытой съемки, сделанные с помощью таких программ, стал одним из популярных видов мелкого криминального заработка.

«При этом с точки зрения российского законодательства подобные программы не относятся к техническим средствам вообще и не всегда могут быть квалифицированы как вредоносные программы.

Их разработка и распространение выпадают из поля зрения правоохранительных органов, и эту ситуацию [разработчики поправки из ФСБ] хотят исправить», — предположил собеседник РБК.

По словам аналитика группы InfoWatch Сергея Хайрука, предложенное ФСБ определение «не слишком сильно меняет существующую практику». «Сегодня закон не содержит точного определения специальных технических средств и теоретически под эту категорию может попасть все, что экспертиза посчитает таковыми.

Но даже если бы такое определение было введено, следуя формальной логике, под его действие может попасть широкий спектр средств, включая привычные для повседневного использования устройства», — указал он в разговоре с РБК.

Повысить эффективность закона мог бы подзаконный акт, в котором были бы описаны критерии отнесения устройств к категории специальных технических средств, считает эксперт.

Помимо Уголовного кодекса, понятие специальных средств, предназначенных для негласного сбора информации, содержится в ст. 20.23 КоАП РФ. За нарушение правил оборота таких спецсредств КоАП предусматривает штраф от 2 тыс. до 2,5 тыс. руб. с конфискацией этих устройств (для должностных лиц максимальный штраф — 5 тыс. руб.).

Авторы: Наталья Демченко, Анна Балашова, Евгения Баленко

Источник: https://www.rbc.ru/society/03/07/2018/5b3b800f9a7947565b8e1fea

138.1. Осторожно, скрытая камера

Домохозяйка из Калининграда Светлана Юшина после рождения второго сына создала «ВКонтакте» группу для совместных закупок товаров из Китая: одежда и обувь для детей и взрослых, детские игрушки, гаджеты.

В конце января 2012 года к ней обратился некий Николай и попросил заказать ему часы с множеством функций: с подсветкой, водонепроницаемые, с видеокамерой и фотоаппаратом. Через месяц получил и заказал еще одни — мол, те были в подарок, а эти для себя. За третьими Николай явился с коллегами, оперативниками отдела «К».

Юшиной предъявили обвинение по статье 138.1 УК (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). Максимальный срок — четыре года.

Следствие длилось полгода, но адвокату Юшиной Николаю Дудареву удалось добиться его прекращения до суда по статье 75 УК — суд признал, что впервые обвиненная в уголовном преступлении небольшой тяжести женщина, которая в тот момент ждала третьего ребенка, не представляет общественной опасности.

Пенсионеру из Чувашии Николаю Смирнову повезло меньше: был и суд и приговор — штраф в размере 10 тысяч рублей за приобретение в китайском интернет-магазине очков со встроенной камерой, с помощью которых 66-летний житель Новочебоксарска собирался снимать внуков. Причем посылку с очками Смирнов даже не получил: ее задержали на таможне. Получил сразу повестку к следователю — и обвинение по статье 138.1 через статью 30 УК: покушение на приобретение специального технического средства.

«Это называется контролируемая поставка: посылку “ведут” с момента ее прихода на таможню, человек приходит на почту и его там задерживают», — поясняет адвокат Дмитрий Динзе.

32-летнего фотографа из Новочеркасска Евгения Матвиенко приговорили к году условно за попытку приобретения ручки со встроенной видеокамерой.

Товар до адресата не дошел, Матвиенко успел даже получить обратно свои деньги и забыть про заказ.

Но через пять месяцев его вызвали на почту, где в присутствии оперативников продемонстрировали ту самую ручку, и фотограф стал фигурантом уголовного дела. Матвиенко согласился признать вину, дело рассмотрели в особом порядке.

Технари из ФСБ

Закон, выделивший «незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» в отдельную статью, был принят в декабре 2011 года.

Впрочем, новостью для правоприменителя норма не стала: до этого в Уголовном кодексе действовала часть 3 статьи 138, которая предусматривала ответственность за те же самые действия.

Выделив незаконный оборот специальных техсредств в отдельную статью, законодатели ужесточили максимальное наказание с 3 лет до 4 лет лишения свободы и добавили возможность назначать обязательные и принудительные работы.

Главный вопрос, который стоит при применении статьи 138.1 УК, — что считать «специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации» (СТС для НПИ). Перечня таких устройств, закрепленного отдельным законодательным актом, не существует.

На практике эксперты (экспертизы по таким делам проводят институты ФСБ), а также следователи и суды опираются на два документа: Постановление правительства от 10 марта 2002 года № 214 — оно регламентирует ввоз и вывоз таких устройств в страну и из страны, а также Постановление правительства от 12 апреля 2012 № 287 — в нем идет речь о лицензировании деятельности по разработке, приобретению и продаже таких средств.

Если руководствоваться постановлением 2012 года, то под запрет к свободной покупке и продаже попадают вообще все средства, позволяющие вести запись или просто наблюдать «негласно» — чтобы продавать или пользоваться такими устройствами законно, необходимо сначала получить лицензию в органах ФСБ.

В постановлении 2002 года перечислены признаки устройств, позволяющие хотя бы немного сузить этот круг: под запрет попадают любые камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», камеры с вынесенным значком входа типа Pin-hole, работающие при низкой освещенности или работающие от пульта дистанционного управления.

Причем достаточно того, чтобы устройство обладало хотя бы одним из этих признаков.

«Конкретного списка, который бы все покрыл, быть не может, потому что постоянно появляются какие-то технические новинки, все в список не включишь. А те признаки, которые есть в документах — устарели.

Под них что угодно попадает, включая телефоны с камерами.

Хорошо что до программного обеспечения еще не добрались, ведь на телефонах с системой Android есть полно программ, позволяющих незаметно, одновременно с использованием других функций, и видео снимать и аудио записывать», — говорит адвокат Динзе.

Будет ли признан тот или иной гаджет спецсредством, зависит от эксперта ФСБ. «Это обычные технари, которые работают в специальных подразделениях ФСБ как раз с такой техникой. То есть по сути — случайные люди, не какие-то специально подготовленные эксперты.

И качество экспертизы может очень сильно отличаться и зависеть от личности человека, который ее пишет: какой у него опыт, насколько допотопной техникой пользуются в его службе, в каких он отношениях с теми сотрудниками правоохранительных органов, для которых ее делает», — перечисляет юрист.

Запретить ножи и топоры

Еще до выделения незаконного оборота специальных технических средств в отдельную статью конституционность части 3 статьи 138 УК обжаловали шесть человек, осужденных за сбыт и изготовление таких приборов.

Среди них был житель Архангельска Алексей Трубин, который получил 1,5 года условно за то, что собрал по схеме из журнала «Радио» микрофон, который вмонтировал в футляр от губной помады и использовал дома, в том числе как радионяню для сына.

Читайте также:  Угрозы по телефону: статья ук рф 163, что делать и куда жаловаться

Конституционный суд признал норму соответствующей основному закону, сославшись на неприкосновенность частной жизни, которую может нарушить использование подобных приборов.

Заявители и их адвокат указывали на то, что приобретение или продажа специальных технических средств еще не говорит о том, что они будут использоваться для совершения противоправных деяний: не пытается же законодатель запретить кухонные ножи и топоры, несмотря на статистику бытовых убийств.

КС в постановлении от 31 марта 2011 года напомнил, что, разумеется, в суде должен быть доказан преступный умысел, но избыточной эту норму не посчитал. 

Что касается неопределенности в той части, что считать специальным техническим средством, КС попытался внести ясность, сославшись на закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и то самое постановление № 214 2002 года.

«В частности, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств; которые обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах; которые функционально предназначены для использования специальными субъектами», — говорится в документе. Теперь защитники обвиняемых по статье 138.1 УК в ходе процесса апеллируют к тому, что устройство должно обладать всеми признаками, перечисленными Конституционным судом, совокупно, а не по отдельности.

В том же определении КС говорится и о недопустимости заводить дела за бытовые фотоаппараты, видеокамеры и радионяни: «Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Рынок контрольных закупок

Жителю Ямало-Ненецкого автономного округа Юрию Метельскому, которого в январе 2013 года приговорили к 120 тысячам рублей штрафа за покупку ручки с видеокамерой, удалось добиться отмены приговора.

Суд апелляционной инстанции сослался как раз на постановление КС и определил ручку Метельского как «многофункциональный прибор», а не спецсредство: «Предмет преступления по данному делу — это авторучка с видеорегистратором.

Фактически, речь идет о многофункциональном приборе, специально не предназначенным для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами. Так, изъятый комплект технического изделия помещен в корпус действующей авторучки.

Таким образом, в данном случае речь идет о бытовом приборе, который может быть использован для письменной, акустической и визуальной регистрации информации, то есть речь следует вести не о закамуфлированном устройстве, а об устройстве целевого назначения».

На ручке, которую Метельский заказал в интернете и получил на почте уже в присутствии оперативников, объектив видно невооруженным глазом, а при записи горит значок индикатора, указал суд ЯНАО. Покупателя ручки, который собирался с ее помощью «разыгрывать приятелей», оправдали и признали за ним право на реабилитацию.

Метельского оправдали в 2013 году и его случай не вошел в статистику обвинительных приговоров, которых в том году было вынесено 152. Все осужденные были приговорены к штрафам: от 5 тысяч до 500 тысяч рублей.

Согласно статистике судебного департамента, в 2014 году по статье 138.1 УК было осуждено 212 человек. Трое из них были приговорены к лишению свободы на сроки до года, четверо — к штрафам более 100 тысяч рублей. Более ста человек оштрафовали на суммы от 5 тысяч до 100 тысяч рублей.

В 2015 году число обвиняемых по статье 138.

1 УК идет на десятки: предприниматель из Чувашии продавал «шпионские часы» с фотоаппаратом, 20-летний житель Георгиевска Ставропольского края обвиняется в продаже флешек, ревнивого мужа из города Канаш (тоже Чувашия) будут судить за купленную для слежки за женой ручку с камерой, жителя Уссурийска — за брелок автосигнализации с возможностью записи. Во многих из этих дел, как и в случае с калиниградской домохозяйкой Юшиной, обвинение строится на результатах так называемой проверочной закупки — покупателем выступает оперативник.

«Это обычная практика: прийти на радиорынок, поинтересоваться новинками, купить гаджет — и дело готово. Для возбуждения достаточно одного эпизода покупки одной единицы товара», — рассказал адвокат Динзе. По его словам, статью 138.

1 УК не используют в борьбе со шпионажем и раскрытием государственных секретов: «Не припомню, чтобы кому-то из обвиняемых в шпионаже дополнительно вменяли эту статью, она скорее для обычных людей.

Честно говоря, это очередной дурацкий запрет, который мог якобы защитить от промышленного шпионажа, а по факту превратился в поимку торговцев китайскими ручками».

Юрист отмечает, что на практике к уголовной ответственности чаще привлекают продавцов и покупателей именно фиксирующих устройств — записывающих аудио и видео: очков, борсеток и рюкзаков с камерами внутри, ручек.

«При этом я ни разу не слышал, чтобы привлекали за глушилки, подавители сигнала сотовой связи, устройства, блокирующие запись и выдающие вместо нее шум при попытке записать телефонные переговоры. Почему — не знаю».

Источник: https://zona.media/article/2015/04/06/codex-138-1

Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Анализ диспозиции ст. 138.1 УК РФ

«7» декабря 2011 г. Федеральным законом № 420-ФЗ глава 19 Уголовного кодекса РФ – «преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» была дополнена новой статьей 138.

1, которая предусматривает уголовную ответственность за незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

 

Предметом данного преступления являются специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, перечень таких средств утвержден Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770.

 

 Что же относится к специальным техническим средствам для негласного получения информации?

  Согласно Постановлению Правительства РФ от 16 апреля 2012 г. № 314 «Об утверждении положения о лицензировании деятельности по выявлению электронных устройств, предназначенных для негласного получения информации (за исключением случая, если указанная деятельность осуществляется для обеспечения собственных нужд юридического лица или индивидуального предпринимателя)», к электронному устройству, предназначенному  для негласного получения информации относится:   — специально изготовленное изделие, содержащее электронные компоненты, скрытно внедряемое (закладываемое или вносимое) в места возможного съема защищаемой акустической речевой, визуальной или обрабатываемой информации (в том числе в ограждения помещений, их конструкции, оборудование, предметы интерьера, а также в салоны транспортных средств, в технические средства и системы обработки информации)   Также согласно перечню видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности,  утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770, к данным средствам относятся: 1. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации. 2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования. 3. Специальные технические средства для негласного прослушивания телефонных переговоров. 4. Специальные технические средства для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи. 5. Специальные технические средства для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений. 6. Специальные технические средства для негласного исследования предметов и документов. 7. Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов. 8. Специальные технические средства для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов. 9. Специальные технические средства для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи. 10. Специальные технические средства для негласной идентификации личности.  

Объективная сторона представлена следующими действиями лица, не имеющего лицензии на производство и оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации:

  — производство специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;   — сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;   — приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.  

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 16 лет. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Итак, перечислены все признаки состава данного преступления кроме объекта.  

Что же является объектом настоящего преступления?

  Глава 19 Уголовного Кодекса РФ содержит преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Но глава 2 Конституции РФ не содержит прав, которые бы являлись объектом преступления ст. 138.1 Уголовного Кодекса РФ.  

Возможно ст. 138.1 УК РФ направлена на защиту от незаконного собирания или распространения сведений о частной жизни лица, составляющей его личную или семейную тайну или на защиту от нарушений тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений.

 

Но данные общественные отношения, обеспечивающие гарантированное ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, чему корреспондирует установленный ч. 1 ст.

24 Конституции РФ, запрет собирать и хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица без его согласия права граждан являются объектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 137, 138 Уголовного Кодекса РФ.

  Кроме того, в законе не определен момент окончания преступления. В какой момент данное преступление считается оконченным?  

Считаем решение законодателя об утрате силы ч. 3 ст. 138 Уголовного Кодекса РФ в редакции Федерального закона от 22.12.2008 г.

№ 272-ФЗ, которая предусматривала уголовную ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации и выделении в самостоятельный состав преступления ст. 138.

1 Уголовного Кодекса РФ нецелесообразным. Так как охраняемый ст. 138.1 Уголовного Кодекса РФ объект не закреплен в Конституции РФ.

 

Возникает вопрос, волнующий  многих людей, не желающих получить судимость по ст. 138.1 Уголовного Кодекса  РФ  — чем отличается техническое средство, «попадающее» под действие ст. 138.1 Уголовного Кодекса  РФ, от «легального»?

 

1. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации.

2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования.  

Что попадает под эти два пункта?

К примеру: Видеоняня Philips-Avent SCD 600. Артикул: 3464614 | от 7 450 р. в разных магазинах.  «Видеоняня Philips-Avent SCD 600 состоит из приемника и передатчика, позволяющего вести мониторинг и передавать сигнал на расстояние до 150 метров, в том числе из другой комнаты или с другого этажа. Ночной режим передает четкую картинку в темное время суток, благодаря функции инфракрасного видения …».

Другой пример: Видеорегистратор (англ. Digital Video Recorder, DVR, цифровой видеорегистратор) — устройство, предназначенное для записи, хранения и воспроизведения видеоинформации.

Видеорегистраторы, в основном, используются в системах видеонаблюдения как стационарных (на объектах), так и подвижных (например, автомобильные видеорегистраторы). И тот и другой приборы вполне можно использовать для «негласного получения и регистрации акустической информации и для негласного визуального наблюдения и документирования».   Не говоря уже о мобильном телефоне, оснащенном видеокамерой  способном транслировать видео- и аудиоряд куда пользователю заблагорассудится.   Таким образом, практически любое устройство, оснащенное функциями аудио- и видеозаписи можно использовать для целей, перечисленных выше.  

Мы намеренно заострили внимание только на первых двух пунктах. Остальные пункты перечня видов специальных технических средств ничем не отличаются от первых двух.

  К примеру: «Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов».   Во времена, когда мечтой всех автовладельцев была «вишневая девятка», таковым специальным техническим средством был отрезок стальной проволоки, изогнутый буквой «г». Данное специальное техническое средство позволяло «негласно проникать» во все ВАЗовские авточудовища серий 08 и 09. Да и сейчас позволяет. Передача проволочки, загнутой буквой «г» другому лицу, в принципе, можно трактовать, как преступление, предусмотренное ст. 138.1 УК РФ.    Таким образом, попытка законодателя отделить «криминальные» специальные технические средства от «легальных», основываясь на расплывчатых определениях о назначении данных технических средств, оказались (в очередной раз) не только бесполезными, но и потенциально опасными для населения.   И никуда не деться от вывода о том, что не «железо» образует состав преступления, а умысел на его уголовно-наказуемое использование.  

В очередной раз, вспоминая знаменитую оговорку, с последующим извинением, приходится констатировать:  «Познер в чем-то был не прав».

Источник: https://pravorub.ru/articles/23367.html

Проблема толкования понятия специальных технических средств для негласного получения информации, в контексте состава преступления, предусмотренного ст. 138.1 ук рф

На сегодняшний день информация окончательно превратилась в важнейший объект, используемый и охраняемый государством. В декабре 2011 года с принятием ФЗ № 420 – ФЗ от 07.12.2011 г., «О внесении изменений в УК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» ч. 3 ст.

138 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за незаконное производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, которые своим предназначением служат для негласного получения информации, утратила силу и появился самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст. 138.

1 УК «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Необходимо сказать, что ранее, ещё до внесения указанных изменений в УК РФ, в науке и юридической литературе высказывались различные точки зрения относительно состава преступления, который сейчас предусмотрен ст. 138.1 УК РФ. Одни авторы утверждали, что данный состав преступления, предусмотренный теперь ст. 138.

1 УК РФ является особо квалифицированным признаком состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 138 УК РФ. Другие, напротив, высказывались в пользу того, что ч. 3 ст. 138 УК РФ включает в себе признаки отдельного, самостоятельного состава преступления.

Последняя часть авторов, в качестве аргументации своей позиции, указывала на особенность предмета, рассматриваемого состава преступления – специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации.

Также нельзя отрицать правильность позиции и тех, кто считал, что в последнем случае речь идет о нарушении установленных законом и подзаконными актами правил производства, приобретения и сбыта указанных средств.

Да, в самом деле, если рассуждать о непосредственном объекте анализируемого состава преступления, то таким непосредственным объектом выступает не само право на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений, а скорее, порядок, производства, сбыта и приобретения СТС, предназначенных для НПИ установленный государством. Исходя из этого, становится возможным выдвинуть предположение о том, что имеет смысл подумать о перемещении ст. 138.1 УК РФ, в главу «Преступления против порядка управления».

Далее необходимо обратиться к Постановлению Правительства РФ от 01.07.1996 г.

№ 770, в котором идет речь и о средствах, предназначенных для негласного визуального наблюдения и документирования, для негласного получения и регистрации акустической информации, для негласного прослушивания телефонных переговоров, для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи, для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений, для негласного исследования документов и предметов, для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и иных объектов, для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов, а также для негласной идентификации личности, а также многоканальные регистраторы психофизиологических реакций человека [2].

Приведенный выше перечень представляет нашему вниманию только общие направления для использования специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, но не содержат конкретных, единых критериев, которые давали бы возможность и позволяли бы определить понятие специальных технических средств.

Это довольно непростая задача. Совсем не случайно Конституционный Суд РФ ещё в 2011 году в своем постановлении от 31.03.2011 года № 3-П по делу о проверке конституционности ч. 3 ст.

138 УК РФ, внося ясность в неопределенность той части, какие же технические средства можно считать специальным техническими средствами, ссылаясь на ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и постановление Правительства РФ № 214, отметил, что такого рода техническими средствами могут быть те технические средства, которые маскируются под предметы, приборы или гаджеты иного функционального назначения, в том числе используемые в быту, обнаружить которые, в силу их особенностей, таких как малый размер, замаскированность, закамуфлированность или технические параметры возможно только при помощи применения специально предназначенных устройств, которые обладают техническими параметрами, характеристиками и свойствами, указанными в соответствующих нормативных правовых актах, которые функционально предназначены для использования специальными компетентными субъектами в своей деятельности [3].

Вышеизложенная позиция Конституционного суда РФ позволяет адвокатам, выступающим защитниками по уголовным делам, которые были возбуждены по ст. 138.

1 УК РФ, в рамках предварительного расследования или судебного разбирательства ссылаться на тот факт, что в обязательном порядке в устройстве должны присутствовать все признаки, которые в своем постановлении указал Конституционный суд Российской Федерации.

В том же постановлении Конституционного суда идет речь о том, что КС РФ считает, что невозможно и недопустимо возбуждать уголовные дела за бытовые гаджеты и устройства, такие как видеокамеры в ручке, фотоаппараты в часах, суд отметил, что касается технических средств, различных предметов и устройств, которые благодаря своим конструктивным и техническим характеристикам и свойствам, параметрам или своему прямому функционалу предназначены лишь для использования в быту массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им специально не приданы необходимые качества и свойства, в том числе при помощи определённой специализированной технологической доработки, направленного программирования именно для неочевидного, негласного, скрытного их применении.

Ещё одна сложность скрыта в том, что прежде чем отнести то или иное техническое средство к специальным, предназначенным для негласного получения информации, необходимо проведение экспертизы и наличие заключения эксперта, в качестве которого может выступать лицо, которое обладает специальными познаниями в определенной сфере.

Лицу, которое не обладает специальными познаниями, в условиях современного технического прогресса весьма тяжело решить вопрос, можно ли отнести, например, ручку необычного вида в которую конструктивно вмонтировано ауадиозаписывающее устройство, диктофон или наручные часы со встроенным средством видеофиксации к специальным техническим средствам.

В действительности же, по такого рода делам экспертизы приводятся в рамках институтов ФСБ РФ. Будет тот или иной гаджет признан специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации, будет зависеть от конкретного эксперта ФСБ РФ.

Обычно на практике получается так, что проводят подобные экспертизы сотрудники технических подразделений ФСБ, которые и сами в силу исполнения своих служебных полномочий ежедневно работают с подобной техникой.

Таким образом, экспертизу осуществляет не конкретный, специально подготовленный эксперт, который обладал бы специальными познаниями, а обычный сотрудник, который ежедневно работает с подобным оборудованием. В таком случае есть возможность поставить под сомнение качество проведения и результате подобной экспертизы.

В подобной ситуации достоверность результата экспертизы может быть поставлена в зависимость от личности такого сотрудника, его опыта в проведении подобного рода мероприятий, а также уровня технических средств, которыми он сам пользуется в своей профессиональной деятельности или отношений с теми сотрудника правоохранительных органов, для которых готовится такая экспертиза [4].

Таким образом, анализ позиций, приведенных в юридической литературе, толкования ст. 138.1 УК РФ в системном единстве с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», с Постановлением Правительства РФ от 01.07.1996 г.

№ 770 и № 214, позицией Конституционного суда РФ, становится возможным прийти к выводу о том, какие именно технические средства возможно отнести к техническим средствам для негласного получения информации, свободный оборот которых в РФ запрещен.

К таким специальным техническим средствам для негласного получения информации относятся только такие технические средства, которые изначально специально предназначены именно для осуществления негласного, тайного, скрытого и неочевидного получения различной информации, тайна и неприкосновенность которой гарантированы Конституцией РФ, а не те технические средства, которые предназначены для потребительского повседневного использования рядовыми гражданами в быту.

Список литературы:

Источник: https://sibac.info/studconf/social/lxi/96757

Верховный суд разрешил использовать шпионские устройства для бытовых нужд

Россияне, которые приобрели спецсредства для обеспечения безопасности своей семьи, сохранности имущества или в целях слежения за животными, не нарушают закон, их действия не подпадают под статью 138.1 УК РФ об обороте шпионских устройств.

Об этом говорится в постановлении пленума Верховного суда РФ.

В декабре 2017 года в ходе пресс-конференции президента РФ корреспондент RT рассказал Путину историю фермера из Курганской области, которого обвинили в незаконном обороте шпионских устройств, после того как он заказал в Китае GPS-трекер, чтобы отслеживать передвижения своего телёнка.

Ранее источники RT сообщали, что Генпрокуратура представит Путину проект о декриминализации оборота шпионских устройств.

Верховный суд РФ дал разъяснения по поводу привлечения к ответственности лиц, которые приобрели шпионские устройства для бытового использования.

«Не могут быть квалифицированы по статье 138.1 УК РФ (Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

 — RT) действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан», — говорится в постановлении ВС России.

Кроме того, в ВС отмечают, что приобретение специальных технических средств не должно преследоваться уголовным наказанием, если человек не знал о его истинном предназначении.

«Само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьёй 138.

1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств (например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техсредство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения)», — подчёркивается в документе.

Наряду с этим указывается, что те или иные устройства (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы и другие) могут быть признаны спецсредствами «при условии, если им преднамеренно путём технической доработки, программирования или иным способом приданы новые качества и свойства, позволяющие с их помощью негласно получать информацию».

«В случаях, когда для установления принадлежности технического устройства к числу средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями специалиста или эксперта», — пояснили в ВС РФ.

Напомним, что тему о преследовании граждан по статье 138.1 УК РФ поднял телеканал RT на пресс-конференции президента России Владимира Путина в декабре 2017 года.
Корреспондент RT Илья Петренко рассказал Владимиру Путину историю фермера из Курганской области Евгения Васильева, который заказал в Китае GPS-трекер для своего телёнка, чтобы отслеживать его перемещения. В результате Следственный комитет обвинил фермера в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Глава государства пообещал разобраться в ситуации.

«Я обязательно посмотрю в отношении и статьи в целом, и этих конкретных людей, о которых вы сказали. По поводу того, что нельзя прикрепить к корове. В первый раз слышу.

К котам, я знаю, даже привинчивают GPS и ГЛОНАСС, чтобы кот не потерялся.

Я не понимаю, в чём проблема, связанная с коровой… Нужно как-то это отрегулировать, я постараюсь это сделать», — сказал Путин, отвечая на вопрос корреспондента RT.

В итоге весной 2018 года СК закрыл дело в отношении Васильева за отсутствием доказательств, свидетельствующих о наличии у обвиняемого умысла шпионить за гражданами, а прокуратура Курганской области принесла фермеру официальные извинения.

Это журналистское расследование послужило отправной точкой для запуска на RT проекта #НеОдинНаОдин.

Уже в рамках проекта RT рассказывал и о других похожих случаях. Так, доследственная проверка проводилась в отношении ресторатора, который купил GPS-трекеры для курьеров. Также канал рассказывал об уголовных делах в отношении россиян, которые приобретали в Китае очки с видеокамерой.

Согласно статистике Судебного департамента при ВС РФ, за первые шесть месяцев 2018 года по статье 138.1 УК РФ были осуждены 86 человек, только один оправдан. В ходе следствия были прекращены дела в отношении 50 человек.

При этом в ноябре RT со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщал, что Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка в декабре доложит президенту Владимиру Путину о подготовке законопроекта по декриминализации статьи о «Незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации».

Видео дня. Несовершеннолетнюю шантажируют за интимные фото

Источник: https://news.rambler.ru/other/41484720-verhovnyy-sud-razreshil-ispolzovat-shpionskie-ustroystva-dlya-bytovyh-nuzhd/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector